Бездіяльність – це не що інше, ніж потурання російській окупації


Про тяжкий 2014 рік, порятунок України від російського агресора, про втрату Криму і відбудову спецслужб – про це все розповів у великому інтерв’ю для газети “Факти”.

Публікація – мовою оригіналу.  

Каждый вменяемый человек знает, кто главный виновник бед Украины, начавшихся в феврале 2014 года, когда под руководством Путина и кремлевской клики Россия нагло оккупировала наш Крым и развязала войну на Донбассе. Цель Кремля — уничтожение государственности и поглощение Украины. Для этого агрессор не жалеет ни сил, ни средств. Это данность, с которой нам жить.

Что касается первого этапа драматических событий, то до сих пор вызывают серьезную дискуссию действия тех, кто пришел к власти после Революции достоинства.

Могли ли мы отстоять Крым? О чем разговаривали в высших кабинетах страны в тот чрезвычайно сложный период? Почему в рядах крымского, донецкого и луганского управлений СБУ оказалось так много предателей? На эти и другие вопросы «ФАКТОВ» ответил бывший глава СБУ, а ныне народный депутат Украины, секретарь парламентского Комитета по вопросам интеграции Украины с ЕС Валентин Наливайченко.

«На весь отряд киевской „Альфы“ было только два гранатомета»

— Валентин Александрович, после Майдана в Украине царили неразбериха и хаос. Государственная машина практически не функционировала. Многие не восприняли новую власть и вышли на митинги против нее, бездумно призывая на помощь братскую, как им тогда казалось, Россию. Кремль не преминул воспользоваться очень благоприятной для него ситуацией. О чем говорили тогда в кабинетах, где решалась судьба страны? Как принимали решения, с кем советовались, к кому апеллировали, чего опасались?

— Самое главное мое впечатление тогда — это осознание, что развалена не только государственная машина, но и уничтожены целые институции, в первую очередь Служба безопасности Украины, ее кадровый и технический потенциал.

Поздно вечером 24 февраля, сразу после назначения главой СБУ, я зашел в абсолютно пустое здание на Владимирской, 33. Во дворе пепелище, где до моего прихода сожгли очень много материалов о незаконной деятельности во время событий на Майдане. Предыдущее руководство сбежало к российским кураторам (как мы выяснили позже, 22 февраля Якименко улетел в Крым на частном вертолете с Труханова острова). В кабинете — пустой сейф, вообще нет никаких папок с документами. В кабинете первого зама главы СБУ — руководителя Антитеррористического центра («Альфа») — то же самое, хотя его с должности еще никто не снял. 70 процентов руководителей подразделений центрального аппарата не было на месте. Для меня особенно болезненным стал факт, что всё руководство севастопольского и симферопольского подразделений вместо того, чтобы защищать страну, предали Родину и перешли на службу в ФСБ РФ. Они уже с 20−21 февраля открыто работали на агрессора и отдавали подчиненным приказы, прямо противоречащие присяге. Мои приказы с 24 февраля они не выполняли.

Но надо было действовать, привлекать «Альфу». Мне доложили, что боевое оружие «Альфы» отсутствует. Оказывается, все вооружение еще до 22 февраля вывезли в Донецк и Симферополь.

— И много вывезли?

— Да. Все современные снайперские винтовки и прицелы к ним, плюс бронежилеты и экипировку — все, что покупали для «Альфы» к Евро-2012. А личные дела сотрудников и оперативные материалы (то есть то, на чем строит работу любая спецслужба), заблаговременно и незаконно вывезли в Симферополь.

Вскоре мы узнали, что с начала февраля 2014 года снайперским подразделениям выдали фотографии и установочные данные тех протестующих, кого власть «назначила» мишенями на Майдане. Позже я рассекретил и опубликовал эту информацию. Среди них — Виктория Сюмар, Дмитрий Ярош, Олег Ляшко, я (Наливайченко был активным участником Революции достоинства. — Авт.) и другие.

Вот какой исход событий планировала власть Януковича в конце февраля на самом деле. Но это только верхняя часть айсберга. Главное, что государственные структуры были развалены и недееспособны, а руководители сбежали в РФ.

За сутки до моего назначения мы думали, что президент Янукович прячется на одной из крымских госдач. В парламенте тогда прозвучало обращение: кто хотел бы поддержать только что назначенного исполняющим обязанности министра внутренних дел Авакова и привезти Януковича в Киев? Ордера на арест у МВД не было. Наверное, поэтому единственным, кто вызвался, стал я, на тот момент народный депутат и всего день как уполномоченный по контролю за деятельностью СБУ.

— Надеялись, что он будет с вами разговаривать?

— Нет. Но после расстрелов людей у меня не было и нет никаких сомнений в том, что Янукович должен сидеть на скамье подсудимых.

Крымские же силовики не выполняли приказы из Киева. Они боялись задерживать Януковича. Поэтому необходимо было срочно менять большинство из них.

— Кем?

— Это был вопрос чрезвычайной важности. Чтобы заменить 90 процентов руководящего состава СБУ, мне потребовался месяц.

Боевые приказы я отдавал группам, которые оставались верны присяге, и вновь созданным подразделениям.

Очень сложно, к примеру, было найти нового командира «Альфы». Пятеро кандидатов отказались от предложения.

— Почему?

— В феврале-марте 2014 года была боевая обстановка, и не все даже в «Альфе» оказались к этому готовы. Как только на фронт были отправлены боевые группы, каждый понимал: главное — выполнить задачу, не попасть в плен и остаться живым.

Риск утраты государственности тогда был огромен, ведь были разрушены почти все силовые институции и, по сути, армия была небоеспособной. Чтобы сейчас ни говорили в свое оправдание «паркетные» генералы с персональными пенсиями.

Хуже того, в руках у Российской Федерации был главный козырь — бывшее руководство страны. Янукович, Азаров, Якименко, Захарченко — носители важнейших государственных секретов. Их использовал агрессор в проекте под названием «оккупация Украины».

Ежедневно, начиная с 26−27 февраля, Турчинов, Аваков, Тенюх и я получали сообщения военной разведки Украины о том, что ночью такие-то российские военно-десантные самолеты готовятся вылететь с территории Ростовской области и приземлиться в аэропортах Киева и на аэродромах области. Поэтому каждую ночь офицеры СБУ и Управления госохраны (там многие остались верны присяге) по моему приказу выезжали перекрывать взлетные полосы, чтобы не допустить высадки десанта агрессора. Оружия критически не хватало, силы были на пределе. На весь отряд киевской «Альфы» было только два гранатомета. Вот представьте, с чем мы противостояли врагу.

— Эксперты говорят, что тогда мы не смогли бы защитить даже Киев.

— Киев мы защитили и от диверсионных групп агрессора, и от терактов, и от других угроз.

Тем, кто действительно хочет знать правду об этих событиях, расскажу, что тогда сотрудники «Альфы» днем ходили на допросы в Генпрокуратуру, а их оружие было отдано на экспертизу. Только после этого я мог возвращать их в строй. Конечно, люди были в непростом морально-психологическом состоянии.

До этого, во время событий на Майдане, их больше месяца не отпускали домой. Власть Януковича была так перепугана, что они лучших бойцов антитеррористических подразделений держали в главном здании СБУ. Офицеры спали на полу на этажах в полной боевой экипировке.

А тех сказочников, которые теперь рассказывают о невероятных возможностях спецназа образца 2014 года, я не видел ни на фронте, ни в СБУ, ни в «Альфе».

К слову, в начале марта я объявил мобилизацию всех генералов, бывших председателей СБУ. Прибыли только Игорь Дрижчаный, Евгений Марчук, Владимир Радченко и Валерий Маликов. И это из одиннадцати глав СБУ. Кто-то не смог в силу преклонного возраста, остальные либо струсили, либо перешли на сторону агрессора, как, например, Якименко.

— А что делалось в областных центрах?

— Мини-проекция Киева. То же самое. Если не хуже.

Помню, мы назначили молодого патриотичного офицера руководителем одесского управления. Он и его команда решали сразу две задачи — не допустить захвата управления и высадки российского военного десанта в районе порта. А это были прямые и непосредственные угрозы тогда. То есть мы ежедневно одновременно занимались чисткой рядов, внутренней безопасностью и давали отпор спецслужбам агрессора.

— Угроза создания так называемых «народных республик» в других областях Украины была очень серьезной. Как удалось сорвать планы врага?

— Особенно серьезной угроза была на Юго-Востоке страні. Этот проект Россия начала реализовывать сразу после подписания Харьковских соглашений (соглашение между Украиной и Россией о продлении пребывания Черноморского флота на территории Украины до 2042 года, которое Янукович и тогдашний президент РФ Медведев подписали в Харькове 21 апреля 2010 года, а Верховная Рада ратифицировала спустя шесть дней. — Авт.).

Мой вывод основывается на собранной нами доказательной базе. Среди прочего мы обнаружили внутренние распоряжения руководителей Донецкой, Луганской, Херсонской, Николаевской и Харьковской областных администраций времен Януковича, где еще в 2010 году появился термин «Юго-Восточная Республика».

РФ планировала расчленение страны, создание искусственных квазиреспублик от «Бессарабской Народной Республики» до «Харьковской Народной Республики» на всей территории Юго-Востока Украины. Действовали везде по единому сценарию агрессора. Организовывали смуту, сепаратистские митинги, провокации. В первые ряды выставляли массовку. В ней были ряженые казаки, «афганцы» и прочие провокаторы, завезенные из России, а также «реконструкторы» из ГРУ.

Особенно активничали члены коммунистических ячеек. Вспомните, как Килинкаров тогда бегал по Луганску с автоматом. А теперь льет грязь на Украину на всех российских ток-шоу. При этом толпа всегда была лишь дымовой завесой для находившихся за кулисами эфэсбэшников. А непосредственно военными операциями руководили и участвовали в них представители российского ГРУ, то есть военный спецназ. Как только мы начали арестовывать гэрэушников, эфэсбэшников и их агентов, когда всплыла правда о Стрелкове-Гиркине и остальных, сразу же россияне стали заметать следы: оформлять им липовые контракты в своем Министерстве обороны.

— В Донецке «министром государственной безопасности» стал боевик Ходаковский, бывший начальник областного отдела «Альфы».

— Именно он предательски заманил в ловушку трех «альфовцев» во время спецоперации по уничтожению группировки во главе с Безлером, убивавшей и терроризировавшей жителей Горловки.

Сначала туда пошла передовая группа «Альфы». К счастью, основная группа заняла другую, неизвестную предателю Ходаковскому позицию, что и уберегло их от провала и гибели. Мы все-таки переиграли противника — лишь трое офицеров попали в засаду. Потом мне удалось их обменять и вернуть из плена домой.

— Они живы?

— Да. Для себя я сделал два вывода.

Первый. «Альфа» — это элита и ее действительно надо беречь. Второй. Очень хочу, чтобы предатели, готовые сдавать врагу своих же побратимов, хоть раз пообщались и посмотрели в глаза женам и детям этих офицеров. После встречи с семьями трех захваченных в плен «альфовцев» я решил: если могу спасти хоть одного попавшего в плен, буду действовать не раздумывая. Мы тогда вернули парней. Не созывая совещаний на Банковой.

«На протяжении первых двух месяцев работали круглосуточно, спали по два-три часа»

— 28 февраля 2014 года было созвано экстренное заседание СНБО, чтобы решить, вводить военное положение или нет. Была информация, что Россия готова к полномасштабному вторжению. Все участники четко понимали, что у нас нет сил на адекватный ответ. Звучали ужасающие цифры о состоянии нашей армии, поэтому на захват страны россиянам может быть достаточно нескольких часов, что Запад просит Украину не делать поспешных шагов и что казна пуста. Вы же констатировали: «Наши военные и силовики деморализованы. Многие из них не воспринимают новую власть и не готовы выполнять приказы или вообще изменили присяге».

— Такие заседания проходили каждый день или каждую ночь. Мы на протяжении первых двух месяцев работали круглосуточно, спали по два-три часа. И то хорошо, если удавалось. Я находился то в кабинете, то на фронте, то где-то в областях.

На том заседании, стенограмма которого рассекречена (я, кстати, выступаю за то, чтобы рассекретить содержание всех заседаний того периода), я, пребывая четвертый день в должности, четко доложил о ситуации в Крыму. Что это никакие не «зеленые человечки», а российские военные и предатели, перешедшие на сторону врага.

Накануне ночью мы получили сообщение военной разведки, что на Киев выдвигается десант и в Кремле ждут только одного — любой провокации, чтобы перейти к полномасштабному вторжению в Украину вдоль всей границы, в том числе в Донецкой и Луганской областях. Наша задача была — не допустить вторжения.

В первые месяцы нам удалось организовать сопротивление, что помешало осуществлению планов врага на Украину в полной мере. В Одесской, Харьковской, Запорожской, Днепропетровской и других областях мы пресекли попытки агрессора организовать «армию юго-востока», «народные республики», а главное — не допустили превращения Юго-Востока Украины в «Новороссию».

Наши активные действия вынудили руководство РФ занервничать и отказаться от своих первоначальных планов. Потому-то Россия и сбила малайзийский «Боинг» 17 июля 2014 года. Им нужен был сasus belli (в переводе с латинского «повод к войне». — Авт.). Они очень ждали, что мы в конце концов сорвемся и где-то откроем огонь по своим гражданам. Вот какие планы вынашивались в Кремле в начале агрессии.

Незаслуженно забыто мое родное Запорожье. Там новый глава областного управления СБУ генерал Шмитько начал с того, что стал возводить бетонные заградительные сооружения для предотвращения захвата органов власти, нашел и отремонтировал БТР (подобные средства защиты мы имели на тот момент). И такие преданные Украине люди были везде. Они делали все возможное в той обстановке. Вот что стало для агрессора абсолютно неожиданным. И это то, чего, к сожалению, не было в Крыму.

Знаете, кто был готов на полуострове давать отпор? Меджлис крымскотатарского народа. Считаю сейчас большой ошибкой то, что в Крымскую платформу (новый консультационный и координационный формат, инициированный Украиной для повышения эффективности международного реагирования на оккупацию Крыма, усиления давления Запада на Россию, защиты жертв оккупационного режима и т. д. — Авт.как соучредители не вошли Мустафа Джемилев, Рифат Чубаров, Ахтем Чийгоз и другие лидеры крымскотатарского народа. И эту ошибку нынешней власти не поздно исправить.

— Осознавали ли вы тогда, после Майдана, масштаб надвигающейся катастрофы? Когда вы лично поняли, что грядет настоящая война?

— То, что это война, я понял с самого начала. Расскажу об одном эпизоде. Как наша группа в окрестностях Славянска вступила в бой с военным спецназом врага.

По моему приказу часть «Альфы» по боевому заданию двигалась в направлении города, с ними были мой заместитель Виталий Цыганок и новый руководитель «Альфы» Геннадий Кузнецов — профессионал, на которого мы тогда возлагали большие надежды. Они выдвинулись небольшим отрядом, были вооружены автоматами Калашникова. Другого вооружения на тот момент у «Альфы» не было.

Противник воспользовался циничной антигуманной тактикой: они спрятались за спинами женщин. Выскочив, сразу же открыли огонь из АК-100 (у наших были АК-74). Первым геройски пал капитан «Альфы» из Полтавы Геннадий Биличенко. Но, несмотря на потерю, наши продолжили бой. Тяжелое ранение получил Кузнецов. Цыганок оказал ему помощь, а Кузнецов продолжал руководить подчиненными. И это не сцена из сериала Netflix. Это реальность 2014 года и ее герои!

Но тот бой показал и другое. Буквально рядом в этот момент находилось подразделение ВСУ. С тремя БТР, с КПВТ (крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый. – Авт.) на каждом. И они дали очередь в воздух только после моего звонка министру обороны с требованием оказать огневую поддержку офицерам СБУ. К тому времени наши ребята уже уничтожили часть группы Гиркина, остальные забрали убитых и быстро ретировалась на частных машинах.

Кстати, западные партнеры тогда сомневались, что против нас воюет регулярная российская армия. Поэтому я всегда ставил одной из задач боевым группам (говорю только об СБУ) сбор доказательств агрессии — видео- и аудиофиксация, данные о боевой технике и военных подразделениях РФ. Эту информацию мы потом передавали в ООН и Военную прокуратуру Украины.

Я сделал все, чтобы президент Порошенко смог показать канцлеру Германии госпоже Меркель (чтобы развеять ее сомнения) первые снимки из космоса, которые мы смогли добыть. На снимках было видно, как на нашу территорию входили и где дислоцировались российские «Грады». Мы все это задокументировали. И самое главное — то, что РФ использует против мирного населения системы залпового массированного огня. Некоторые наши западные партнеры не решались поверить в это даже тогда, когда мы выкладывали на стол доказательства.

Кстати, американские партнеры, надо отдать им должное, достаточно быстро разобрались в ситуации. Скорее всего, использовали и свои возможности, плюс у нас были прямые каналы коммуникации с ними. Первыми приехали в Украину (причем это же не просто визит, но и информационная и техническая поддержка) руководители ЦРУ, военной разведки и даже американского разведывательного сообщества (17 отдельных правительственных учреждений, занимающихся сбором информации и ведением разведывательной деятельности в интересах США. — Авт.). Господин Клэппер (директор Национальной разведки США с 2010-го по 2017 год. — Авт.) встретился со мной в первые месяцы российской агрессии. Все эти люди потом докладывали своему президенту, что на самом деле происходит в Украине. То же самое сделали руководители британских спецслужб. Ни для кого не секрет, что у меня тогда побывали руководители Ми-6.

Одной из важнейших задач, которые я решал в тот период, был сбор доказательств российской агрессии в Украине и передача этих данных в ООН, чтобы наша страна получила поддержку международного сообщества. И мне это удалось. На основе собранных доказательств были приняты резолюции ООН в поддержку Украины.

— Случались ли моменты отчаяния, когда вы понимали, что страна не выстоит?

— Нет. С точностью до наоборот. Я для себя сформулировал задачу так: что необходимо сделать, чтобы мы выстояли.

Каждый патриот тогда делал все, что мог. Первую современную снайперскую винтовку принес в «Альфу» мой заместитель Юрий Артюхов. Он попросил знакомых бизнесменов купить ее и привезти. Ночных прицелов тоже не было. Но в первые же дни премьер Яценюк собрал совещание и выслушал наши заявки о неотложных запросах. Сразу же начались целевые закупки.

У бойцов «Альфы» не было современных бронежилетов. А те, что были… Предлагаю «диванным» теоретикам и «паркетным» генералам надеть на себя бронежилет третьего класса, который простреливается из автомата. И сколько метров вы пройдете (не то что пробежите) в снаряжении, которое весит 40 килограммов, — оружие, боекомплект и бронежилет.

То, во что мы экипировали бойцов к концу 2014 года, даже не сравнить с тем, что было на начало агрессии.

«Спросите бывшего премьер-министра Азарова, почему возле него постоянно находились офицеры разведки Российской Федерации»

— Возвращаюсь к заседанию СНБО 28 февраля. Тогда внезапно раздался телефонный звонок — на связь с Турчиновым вышел председатель Государственной думы России Нарышкин, который стал угрожать жесткими решениями в отношении Украины.

— Да, звонок был. Потому что руководство РФ было уверено, что им удалось сломить нас. В то время один из перехватов СБУ был о том, что семь вертолетов готовы вылететь из Белгородской области в Киев — «привезти» Януковича. В Кремле уже считали себя победителями.

— Почему происходили такие метаморфозы с людьми, давшими присягу? Одни продолжали служить Украине, другие переходили на сторону оккупантов.

— Первые предатели — тогдашние руководители страны и ведомств, которые годами, если не десятилетиями, крали, врали и были готовы при первом же сигнале перейти на службу Российской Федерации. Я не раз озвучивал их фамилии, начиная с Януковича.

Например, спросите бывшего премьер-министра Азарова, почему возле него постоянно находились офицеры разведки Российской Федерации.

— В каком смысле — возле него?

— Буквально в ближайшем окружении. Вопрос: каковы были их цели и задачи?

На каком основании целые подразделения ФСБ работали в центральном здании СБУ, в частности в департаменте кибербезопасности? Знаете, почему бывший глава СБУ Якименко это делал? Чтобы с первых дней агрессии у российских военных патрулей в Крыму были все базы данных об украинских офицерах, сотрудниках Минобороны, СБУ, МВД, политиках и патриотах. Вот для чего эфэсбешники сидели на Владимирской, 33. Поэтому оккупанты так оперативно задерживали людей на поездах, на вокзалах и площадях во время аннексии Крыма.

Очень сложно было вызволить группу активистов-автомайдановцев (13 марта в Крыму были задержаны старший сын бывшего министра обороны Алексей Гриценко, Сергей Супрун и Наталья Лукьянченко, которые покупали и развозили по воинским частям полуострова продовольствие, медикаменты, электрические генераторы и прочее. — Авт.). Российские спецслужбы о них знали всё — кто отец, кто мать, чем занимаются и т. д. Лишь после того, как наши контрразведчики задержали в Херсонской области вооруженного офицера ГРУ РФ, прошла операция по обмену. Была не менее захватывающая сцена, чем в фильме «Шпионский мост» с Томом Хенксом, но не на мосту. Думаю, Голливуд заинтересовался бы таким сценарием. Только это была реальная жизнь…

— Некоторые эксперты утверждают, что захват Крыма был спонтанным — дескать, Путин, испугавшийся Майдана, дождался завершения сочинской Олимпиады и приступил к действиям. Вы же считаете, что проект «Новороссия» готовился давно. Полностью согласна с вами.

— Кремль не отказался от этого проекта и сейчас. Думаю, к оккупации Крыма спецслужбы России начали готовиться с первых лет независимости Украины. Объясню это на конкретных примерах нашей работы. В 2007—2009 годах мы закрыли сепаратистскую организацию в Крыму под названием «Севастополь — Крым — Россия» и арестовали ее руководителя. Выяснили истинные цели этой организации и источники ее финансирования. И такая организация была не одна.

В 2007 году мы добились решения суда о запрете общественной организации «Донецкая республика», созданной в 2005-м. Они уже тогда писали на плакатах «Донецк — русский город».

Дальше. Вспомните, какой шум подняли на всю Украину, как возмущались регионалы и коммунисты в Верховной Раде, когда я в 2009 году выгнал из Крыма спецслужбы России, понимая, что они ведут враждебную деятельность. И что сделал Янукович после моей отставки в 2010-м? Подписал Харьковские соглашения и на следующий день вернул спецслужбы России в Крым. И они перешли к подготовке аннексии. В 2014 году мы увидели результат их работы.

Так что некоторые люди, называющие себя экспертами, либо не знают фактов, либо намеренно о них умалчивают. А я опираюсь на конкретные факты.

Кстати, уголовное производство по Харьковским соглашениям военная прокуратура Украины открыла еще в 2016 году. Была проведена огромная работа — обыски, изъятия документов, допросы, экспертизы, расследования. Судом уже вынесено 26 решений в рамках этого дела. Прошло пять лет. У меня вопрос: а что с ранее полученными доказательствами? Зачем повторно открывать производство по одному и тому же делу? Общество вправе услышать ответ. И этот ответ должен дать СНБО Украины. А Генеральная прокуратура обязана доложить, куда делось все, что по этому уголовному делу наработано.

Второе. Я убежден, что необходимо рассекретить и обнародовать все доказательства. Заседание суда должно быть открытым, а обвинение в суде — представлять генеральный прокурор. Таков уровень этого государственного преступления.

Третье и самое главное — не надо снова начинать все с нуля и потом годами ждать финала этой истории. Меня удивляет, почему все молчат об этом.

— Можете прокомментировать историю с «вагнеровцами»? На ваш взгляд, она имела место?

— У меня есть один вопрос, на который до сих пор никто не ответил. Я дважды возглавлял спецслужбу Украины (с 22 декабря 2006 года по 11 марта 2010-го и с 24 февраля 2014 года по 18 июня 2015-го. – Авт.). Знаю лично многих руководителей спецслужб западных государств: США, Великобритании, Германии, Литвы, Молдовы и других. Мы часто сотрудничали. Но ни один из них, поверьте, да и я сам, никогда не обсуждал бы ни на каком уровне финальную стадию спецоперации. Во-первых, чтобы не подвергать риску жизнь офицеров, которые задействованы, а также агентов, помогающих ее проведению. Во-вторых, чтобы избежать утечки информации и провала.

Из этого проистекает следующий вопрос: была ли такая спецоперация? Я уважаю и знаю сотрудников Bellingcat, они помогли нашей стране в расследовании трагедии МН17, проделав огромную работу. Жду их сюжет о «вагнеровцах» и пока не спешу ничего комментировать, так как не ясно, зачем надо было обсуждать финал спецоперации на совещании (!) на Банковой. Ну, о`кей, можно доложить президенту. Но если на совещании присутствует еще несколько чиновников, делать это категорически нельзя! Это как минимум непрофессионально.

— Сейчас очередное обострение на фронте. Путин буквально взбесился из-за закрытия телеканалов Медведчука, Крым страдает от безводья. Одни эксперты считают, что Путин не самоубийца и не решится на масштабную войну, другие — что вероятность ее очень велика. Как вы оцениваете ситуацию?

— Хочешь мира — готовься к войне. Украине стоит рассчитывать только на собственные силы. Первая задача — укрепление ВСУ, обучение и обеспечение достойных условий службы военных. Власть должна заниматься этим день и ночь. Наша оборонная промышленность может производить на своих заводах современное вооружение, обязанность власти — загрузить их заказами и обеспечить финансирование.

Вторая задача — укрепление контрразведки. С самого начала агрессии мне удалось создать дееспособную результативную контрразведку СБУ. В самые тяжелые времена наши офицеры пошли на фронт. Жители Донбасса должны знать, что украинские спецслужбы там до сих пор — вместе с ними для их безопасности. Еще я обязательно доказывал бы делом, что такие, как Штепа, никогда не вернутся во власть.

И самое главное. Нам давно пора иметь реальный план конкретных действий по деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий. Это целый комплекс мероприятий во всех секторах — оборона и безопасность, информационная, гуманитарная, экономическая, социальная, медицинская и другие сферы.

Такой план действий я подготовил и направил президенту еще в 2019 году перед встречей «нормандской четверки» в Париже.

Над выполнением плана действий, который сшивает Украину, должен работать каждый орган власти. А бездействие — это не что иное, как попустительство российской оккупации.

Автор – Ольга Бесперстова